Главная » Умные статьи » Триш Мори » «Янтарная сказка» Триш Мори

«Янтарная сказка» Триш Мори


Триш Мори

«Янтарная сказка»

Триш Мори

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 4

Хостел прятался в боковой улочке, но был дешевым, несмотря на близость ко многим достопримечательностям города. Эмбер наблюдала, как Кадар изучает покосившееся здание с выцветшей краской на стенах, и догадывалась, о чем он думает.

Она предупредительным жестом подняла руку:

– Не входите, я скоро. У меня не так много вещей.

Кадар не стал спорить, и Эмбер ничуть не удивилась, понимая, что такой человек вряд ли бывал в подобных местах и не испытывает соблазн расширить свой кругозор, не говоря уже о том, что он может опасаться какой-нибудь заразной болезни.

Эмбер поспешно собрала свои немногочисленные вещи, оставленные в небольшой комнате, которую она делила с несколькими постояльцами, а затем еще раз быстро проверила, все ли на месте. Список достопримечательностей. Туалетные принадлежности. Ей чуть не стало дурно, когда она не обнаружила браслет. Эмбер помнила, что утром он был, потому что она размышляла, надеть его или нет, и в конце концов не стала, решив, что он будет мешать в рукаве куртки.

Эмбер снова достала вещи из рюкзака и торопливо перебрала, холодея от страха. Уже приготовившись к тому, что придется сообщить на ресепшн о пропаже, она вытряхнула на кровать теннисные туфли, и из одной выпал браслет. С огромным облегчением Эмбер схватила его и прижала к груди…

Это было всего лишь дешевое украшение, но браслет был дорог ей, как память. Она никогда не простит себе, если потеряет его.

Спохватившись, что Кадар ждет ее, а она уже изрядно задержалась, Эмбер запихала все в рюкзак, положила браслет во внутренний карман куртки, застегнула молнии и вышла из комнаты.

Эту ночь она проведет не здесь.

Да… Как-то сложится эта ночь?

Она должна быть незабываемой, решила Эмбер.

Она шла к выходу из хостела, и в ее голове вертелись тысячи вопросов.

Могла ли прапрапрабабушка познакомиться с подобным мужчиной? Согласно семейному преданию, Эмбер Брейтуэйт была украдена и попала в рабство, но, может, она сама решила остаться здесь? Что, если она встретила мужчину, который был похож на Кадара, с глазами, обещающими ни с чем не сравнимый восторг, и он говорил слова, способные ввести в соблазн?

После сегодняшнего дня Эмбер была готова поверить во все что угодно.

Неизвестно, почему та Эмбер вернулась в Англию. Да… Сколько вопросов, на которые у нее никогда не будет ответов!.. Но главное, она здесь и, возможно, шагает по тем же самым улочкам и видит то же, что видела ее прапрапрабабушка свыше ста пятидесяти лет назад. Каким необычным в сравнении с зелеными холмами Хертфордшира должен был стать для нее Стамбул – город, в котором встретились Запад и Восток!

Но и она, плененная этим городом, будет с радостью и грустью вспоминать свою поездку в Турцию, хотя здесь не останется. Завтра ее уже здесь не будет. А учитывая, сколько времени она потратила, собирая, вытряхивая и снова собирая вещи в панических поисках браслета, удивительно, если Кадар все еще ждет ее.

Эмбер вышла из хостела и огляделась. Сердце забилось неровно, когда она не увидела его высокую внушительную фигуру. Ее охватил страх. Неужели он успел утратить к ней интерес, встретив другую заинтриговавшую его незнакомку? Но нет, он не мог уйти. Он дал в полиции обещание, что проследит за ней.

Однако Эмбер успокоилась только тогда, когда заметила Кадара чуть дальше, в тени старинной стены, поглощенного разговором по мобильному телефону.

Ей не пришлось дожидаться, пока он закончит разговор. Почти сразу, словно почувствовав ее взгляд, Кадар повернул голову, увидел Эмбер, что-то сказал и положил телефон в карман.

Вполне возможно, она это придумала. Вполне возможно, она строит воздушные замки, но взгляд, каким Кадар одарил ее, выражал неприкрытое вожделение. Тело женщины мгновенно откликнулось тяжестью в грудях и пульсирующей болью внизу живота.

За обедом Кадар соблазнял ее словами. Сейчас же, шагая навстречу по дорожке, уставленной с обеих сторон машинами, он ласкал ее взглядом.

И ей это нравилось!

Тело уже не принадлежало ей.

Для Эмбер, уверенной, что может заниматься любовью только с тем мужчиной, которого любит, реакция тела была шокирующей. Она собиралась заняться сексом с незнакомцем, а ее тело бурно приветствовало эту перспективу.

Эмбер не понимала, что с ней происходит. Ей было ясно одно: она хочет провести с Кадаром ночь и проведет. Это станет лучшим сувениром, который она привезет из своей безрассудной поездки. Может, с таким же «сувениром» вернулась в Англию и ее прапрапрабабушка?

– Все улажено, – объявила она, нервно дотрагиваясь до ремешка повешенного на плечо рюкзака, когда он подошел к ней.

Кадар поднял брови и протянул руку. Эмбер послушно отдала ему рюкзак.

– Это все ваши вещи?

Она пожала плечами:

– Я путешествую налегке.

Его брови поднялись еще выше.

– Вы необычная женщина.

Эмбер невольно улыбнулась, но это был не комплимент. Это только подтвердило подозрения Кадара. Он не сомневался, что ее рюкзак будет значительно тяжелее, когда Эмбер вернется домой, и не потому, что она набьет его наволочками или шарфами. Он ни секунды не верил в ее невиновность. Несомненно, ей встретится еще не один уличный торговец, приглашающий взглянуть на всякие безделицы, перед которыми она не сумеет устоять.

Но это не должно его волновать.

Шагая по улицам и переулкам, мимо небольших бревенчатых домов, расположенных очень близко друг к другу, мимо каменных фундаментов, сохранившихся с незапамятных времен, они вели ни к чему не обязывающий разговор. Хотя Кадар не был турком, он жил здесь достаточно долго, поэтому мог не хуже гида рассказать и об этом районе, и о противоречивом прошлом всего Стамбула. Эмбер вроде бы была внимательна, но он сомневался, что она его слушает, потому что чувствовал ее нервозность. Это было заметно по ее слишком ярким глазам, по односложным ответам, дрожащему от возбуждения голосу.

Это хотя и разжигало собственный огонь Кадара, однако не могло не позабавить его. Похоже, зайчишка оказалась на неизвестной территории и отчаянно пытается это скрыть. Но стоило им случайно прикоснуться друг к другу, как у Эмбер сбивалось дыхание. Она облизывала губы и стремилась увеличить расстояние между ними, как только появлялась возможность, делая вид при этом, что ничего не случилось.

Кадар улыбался, не переставая удивляться себе. Эта невинная прелюдия распаляла его сильнее, чем смелые ласки искушенных обольстительниц.

К тому времени, когда они дошли до парадного в отреставрированное здание девятнадцатого века, где он жил, Эмбер чуть не задыхалась.

Она подняла голову, оглядывая величественный дом с колоннами.

– Ты живешь здесь? – вырвалось у нее.

Она даже не заметила, как перешла на «ты».

– Да, у меня здесь квартира. – Кадар решил, что нет необходимости сообщать, что он владеет всем зданием.

Эмбер не стала ничего уточнять, а он не испытывал угрызений совести из-за того, что сказал полуправду.

Она была потрясена, когда двери небольшого лифта раздвинулись и она увидела просторную светлую квартиру с окнами от пола до потолка.

– Вот это да! – воскликнула Эмбер, развязывая шарф, и первым делом подошла к окнам, из которых открывался вид на Стамбул. С шестого этажа улицы были почти не видны, зато плескалось Мраморное море, усеянное судами.

– Пожалуйста, чувствуй себя как дома, – предложил Кадар, открывая стеклянную дверь.

Эмбер вышла на широкую террасу и заметила, что она опоясывает квартиру по периметру. Справа виднелись оживленные припортовые улочки, а слева открывалась великолепная панорама: старый город, бухта Золотой Рог, красные черепичные крыши, минареты и небо. В лучах заходящего солнца минареты порозовели, облака приобрели насыщенный розовый цвет, а когда раздались призывы к молитве, ввысь с нескончаемым гвалтом и криками взлетели стаи птиц.

– Ух ты, – выдохнула Эмбер, не зная, как выразить восхищение потрясающей картиной, в которой было все: красота, музыка, поэзия, история…

Кадар, стоявший позади нее, негромко произнес:

– Многие считают самым красивым городом Париж.

Она, скорее, почувствовала его низкий, глубокий голос, нежели услышала. Его теплое дыхание обдало ей кожу, вызывая покалывание, прокатившееся вдоль позвоночника.

Кадар не прикоснулся к ней, и Эмбер остро ощутила это.

За двадцать пять лет жизни ей ни разу не представился случай быть безрассудной. Наоборот, трудно найти человека, который был бы таким же уравновешенным и рассудительным.

И скучным.

Но сегодня с этим мужчиной в этом городе, помня о женщине, которая осмелилась отправиться сюда полторы сотни лет назад, Эмбер собиралась послать здравый смысл ко всем чертям.

Она повернула голову, встречаясь с его темными мерцающими глазами.

– Я не была в Париже. Но то, что я увидела здесь, дает мне право сказать, что Стамбул – очень красивый город.

Кадар кивнул и заправил прядь волос Эмбер за ухо, позволяя своим пальцам задержаться на ее щеке, отчего женщину пронзил электрический разряд. Его почти черный, как крепкий кофе, взгляд что-то искал на ее лице, скользя по глазам, скулам, носу, и наконец остановился на губах.

– Лично для меня, – негромко проговорил Кадар, проводя пальцами по ее подбородку и шее, – Стамбул – самый красивый город.

Эмбер в это время думала, какие у него красивые губы, недопустимо красивые для мужчины. Он что-то говорил, но слова не доходили до ее сознания. Ей доставляло удовольствие смотреть, как шевелятся его губы, вслушиваться в его глубокий голос.

В одном она не сомневалась: Кадар был похож на этот город – волнующий, экзотический, полный загадок и противоречий. И этой ночью он принадлежит ей…

Дыхание перехватило, губы приоткрылись сами собой, когда Кадар притянул ее ближе к себе.

– Я готова в это поверить, хотя видела не так уж много городов.

– Красивый… – повторил Кадар, касаясь ее губ своими.

Это прикосновение было легким, словно тончайший шелк. Он как будто и просил поверить ему, и дразнил. Получив ответ Эмбер, Кадар прильнул к ее губам в таком нежном, таком упоительным поцелуе, что у нее закружилась голова. Она задохнулась и, наверное, упала бы, однако он успел прижать ее к своей крепкой груди.

Какой же у него невообразимый вкус! В нем соединились и тепло турецкого солнца, и ароматные специи, и обещание жаркой ночи – пир для тела, праздник чувственного восторга.




    

ЛЮБОВЬ,    СЧАСТЬЕ,    ОТНОШЕНИЯ,

ВДОХНОВЕНИЕ,    Отрывки,   ЭТО ИНТЕРЕСНО,

Больше чем слова,  Больше чем фото,  ЖИЗНЬ.


Жми «Нравится» и получай лучшие посты в Фейсбуке!

Читайте 1Bestlife.ru в ВКонтакте, Google+, Twitter и Pinterest.

Категория: Триш Мори | Добавил: (25.07.2017)
Просмотров: 477 | Теги: Триш Мори | Рейтинг: 5.0/1
More info.